МЫСЛИТЕЛЬНЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ, ЭКОЛОГИЯ И НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ
Ольга Шпарага — о стажировке в Дюссельдорфском университете
Философка Ольга Шпарага провела три месяца на стажировке в Дюссельдорфском университете в рамках программы DAAD в качестве приглашенной доцентки и преподавательницы кафедры истории и культур Восточной Европы — там она занималась своим исследованием, посвященным инклюзивной справедливости, и выступала с докладами.

Рассказываем, какой была университетская и академическая жизнь в Германии, когда social distancing еще не стало образом жизни.
Ольга Шпарага: Дюссельдорфский университет находится в земле Северный Рейн-Вестфалия и насчитывает более 20 000 студент_ок и 3000 сотрудни_ц. В этой земле расположены 14 больших университетов и более 50 колледжей, поэтому люди регулярно посещают разные мероприятия в соседних городах.

Год назад я уже проводила там семинары для студент_ок, а в этот раз прочитала три доклада: на философском отделении я рассказала об инклюзивной справедливости, на кафедре истории и культур Восточной Европы — о проекте «Социальный мрамор в центре Европы», который мы реализовывали с Сергеем Шабохиным. На примере этого проекта я говорила о европейском измерении Беларуси, критическом взгляде на Беларусь и европейское пространство.

Третий доклад — о демократических процессах в Беларуси — я прочитала в публичном пространстве Gerhart-Hauptmann-Haus. Для этого доклада я сделала небольшое исследование об инициативах и проектах, которые были запущены за последнее десятилетие в независимом академическом, культурном и общественном пространстве. Например, развитие улицы Октябрьской, Конгресс исследователей Беларуси и другие новые инициативы, которые пока являются невидимой частью Беларуси для Германии.
О чем говорят на публичных мероприятиях

Государственные немецкие университеты всегда поражают наличием большой публичной программы — у всех желающих есть возможность посещать лекции, которые читаются не в рамках факультетов. Такие лекции проводятся в больших аудиториях, а информация о них публикуется на сайте университета в календаре публичных мероприятий.

Больше всего мне бросилась в глаза экологическая тематика в разных аспектах. Например, весь текущий учебный год в университете идет курс о климатических изменениях, а среди выступающих были, например, представитель_ницы организации Germanwatch, которая выпускает важные исследования о климатических изменениях.

Также я бы выделила темы, связанные с искусственным интеллектом и современными технологиями. В Дюссельдорфском университете уже несколько лет проводится курс лекций «DenXte» — так называемые «мыслительные эксперименты» для широкой аудитории. Я присутствовала на лекции, посвященной fake news. Участникам и участницам, а их было около ста, в начале лекции предложили определить, является ли та или иная новость fake news (с помощью онлайн-программы для анонимного голосования). Затем лектор приводил доводы для подтверждения или опровержения правдивости этих новостей, и в конце лекции мы снова голосовали: так можно было узнать, изменилось ли наше первоначальное мнение. Такие «мыслительные эксперименты» проводятся на очень разные темы, например, что такое осмысленная жизнь сегодня и как она выглядит в виртуальной реальности и за ее пределами.

В общем, среди основных тематик я бы выделила экологию, морально-этическое измерение экологического отношения к миру, искусственный интеллект, внедрение технологий, политику и психологию.
О чем пишут и что исследуют студент_ки

В феврале на философском факультете университета вручали дипломы бакалаврам и магистрам, а также семь премий за лучшие семестровые, магистерские и бакалаврские работы. Одна из двух лучших бакалаврских работ была посвящена восприятию кибербезопасности в СМИ. Студентка проанализировала около 600 онлайн-статей о кибербезопасности и пришла к выводу, что журналист_ки формируют предвзятое отношение и способствуют росту паники вокруг этого вопроса. То есть, на самом деле, киберопасность не настолько велика, а вот проблема профессионализма и этичности при создании материалов о кибербезопасности существует.

Вторая работа была посвящена hate speech в социальных сетях. Студентка опросила 1200 пользователь_ниц Facebook и пришла к выводу, что люди достаточно легко ввязываются в онлайн-дискуссии, несмотря на то, что могут быть оскорблены. В то же время пользователь_ницы задумываются о сетевом этикете и своей ответственности за поведение онлайн. Вывод студентки заключается в том, что модератор_ки обсуждений в социальных сетях должны больше следить за правилами модерирования, потому что люди, даже зная о возможных оскорблениях, ввязываются в дискуссии и затем чувствуют себя пострадавшими.

Еще одна из работ, получившая премию, была посвящена восприятию и негативному отношению к немецко-турецким бракам. Эмпирическое исследование показало, что вокруг таких браков формируется много недостоверной искаженной информации, что усиливает социальную дистанцию к этническим меньшинствам в Германии, хотя в реальности смешанные браки — гораздо более позитивное явление, чем сложившееся представление о них.

Также в университетах бросается в глаза большое количество объявлений на стенах — это информация не только о лекциях факультетов, но и о семинарах, которые проводят сами студенты и студентки. Например, они организовали серию семинаров в барах на тему плюральной экономики с приглашенными эксперт_ками.

О чем говорят и пишут исследователь_ницы и профессор_ки

Есть классические темы, например, философский вокабуляр. Один мой коллега-философ много лет пишет книгу о ключевых философских понятиях, о том, как они формируются, почему одни понятия сохраняют свою значимость, а другие нет. Другая коллежанка исследует этику журналистики, которая меняется под влиянием современных технологий. Много исследований проводится также в сфере массовой культуры.

Мне кажется, что интерес вызывает также тема квир. Я была на лекции, посвященной анализу фильма «Адэль» о лесбийских, в том числе сексуальных, отношениях. Лекторка анализировала, насколько гетеросексуально в картине были показаны лесбийские отношения, и сравнивала фильм с комиксом, который стал основой сценария. Как оказалось, в комиксе нет той нормативности, которую мы видим в фильме.

Раз в две недели в Дюссельдорфском университете проводят семинары и лекции с участием приезжих исследователей и исследовательниц. Например, я была на лекции чешской исследовательницы, которая изучала коммуникацию в период Первой мировой войны на территории Австро-Венгрии. Поскольку солдаты были представителями разных этнических групп и говорили на разных языках, для коммуникации необходимо было создать общий словарь. В результате получился интересный синтез чешских и немецких слов, часть из которых до сих пор используются в чешском языке, и некоторые из них носят иронический характер. Другое исследование было посвящено эксплуатации лошадей во время Первой мировой войны — это показатель того, что новое отношение к окружающей среде проникает во все сферы исследований.

Особенности коммуникации внутри академического сообщества

В Германии очень важно неформальное общение. Например, если ты приезжий лектор, то после лекции обязательно вместе с коллегами и коллежанками вы идете общаться в университетский ресторан. Праздничные встречи с коллегами обязательно проходят и в Рождественский период: как на кафедре с домашней выпечкой и сладостями, так и в ресторанах и кафе. На моей кафедре, например, принято вместе идти на выставку, а затем в ресторан.

Также в Германии принято переходить на «ты» независимо от статуса и возраста — и когда это происходит, перешедшие на «ты» жмут друг другу руки. В университете итак достаточно иерархий, и таким образом их стараются чуть-чуть сгладить. Мне нравится, что такие неформальные обращения совсем не мешают взаимоуважительным отношениям. Такая же неформальность в общении присутствует и в университетах США. Когда я стажировалась в The New School в Нью-Йорке, однажды занятие на моем курсе отменили, и мы завершили его неформальным общением и пиццей. Мне очень нравится такая дружественной форма общения.

Что обсуждают на занятиях

Год назад я провела в Дюссельдорфском университете курс, посвященный проблеме идентичности и политике идентичности. Это был курс о Беларуси, но в сравнительной перспективе по ряду «горячих» вопросов: изменения сексуальности, политика памяти, культурные стратегии конструирования идентичности, феминизм. Было интересно, что студенты и студентки неожиданно обнаружили, что и в Германии есть сексистская реклама, хотя им казалось, что они живут в стране победившего феминизма. Они задумались, например, о том, сколько стереотипов по-прежнему транслируется в сказках; что предпринимаемых мер, в том числе на политическом уровне, недостаточно для ликвидации неравенства — как выяснилось, Меркель не является проводником гендерного равенства. Получилось, что беларусская перспектива позволила немецким студентам увидеть проблемы в их собственной системе. И тогда же студенты сказали, что курсов по гендерным исследованиям им недостаточно: существуют отдельные программы, однако сквозных общеуниверситетских курсов на эту тему все еще мало.

Сейчас в Германии актуальна тема правого популизма — присутствие партии «Альтернатива для Германии» в парламенте вызывает беспокойство. И эта тема все время обсуждается в сквозных лекционных курсах. В то же время вопросам, связанным с правым популизмом, например, проблеме интеграции, на мой взгляд, в университете уделяется недостаточно внимания. Этими вопросами занимаются общественные организации, но мне кажется, и в университете они могли бы быть более ярко выражены.

Например, в The New School в Нью-Йорке, где я была в начале 2017 года, когда только избрали Трампа, сразу начался курс «Послевыборная Америка». На курсе обсуждались все аспекты — от политики до гендера и расизма. Интересно, что все начиналось с Трампа, а закончилось тем, что на самом деле это общая проблема неолиберальной политики в Америке последних 30 лет и необходимо менять общественно-политическое устройство. Например, Нэнси Фрейзер, видная социальная философка и теоретик, сделала в The New School в то время курс, посвященный капитализму и климатическим изменениям: она говорила о связи капитализма с нефтяной промышленностью, иерархической организации общества, социальном неравенстве и их взаимосвязи с климатическими изменениями.

В Германии также активно обсуждается присутствие немецких компаний в Индии или Китае, насколько они поддерживают экологическую ситуацию, ситуацию неравенства и эксплуатации в этих странах — такие критические высказывания в немецкой прессе мне очень импонируют.


Беседовала Анна Казакова