ГЕНДЕРНОЕ БУДУЩЕЕ


Лена Огорелышева — о сценариях, ценностях и практиках договаривания в новом тысячелетии. Конспект лекции в рамках Лектория ECLAB "Common Future".

Будущее в целом, как и будущее гендера, подразумевает несколько возможных сценариев, обусловленных огромным набором различных факторов, и не все эти сценарии положительные — вполне вероятен правый и консервативный поворот.

Чтобы перейти к рассмотрению современных тенденций, которые, возможно, определят будущее гендера и гендерных отношений, вспомним о тех временах, когда о гендере никто не задумывался: когда рождался ребенок, в зависимости от его биологического пола ему приписывались определенные черты и характеристики. Что изменилось с появлением понятия «гендер»? Стало понятно, что набора характеристик, которые определяют нас с точки зрения биологического пола, недостаточно, чтобы спрогнозировать нашу жизнь.

Согласно полоролевому подходу, полов может быть только два – мужской и женский, и пол определяет, какой у человека гендер и к кому у него или нее может возникнуть сексуальное влечение (спойлер: только к противоположному полу).

В 60-70-е годы 20-го века появляется ЛГБТ подход, в котором есть понятия трансидентичности, би- и гомосексуальности. Но все еще были четкие представления о том, как представители каждой из идентичностей должны выглядеть и вести себя, складывались свои представления о «нормативном» внутри ЛГБТК. Поэтому в 80-90-е годы появляется квир-подход, критикующий представление о норме, нормативном поведении и нормативной внешности, к которым «условные все» должны стремиться и следовать. Квир-подход дал возможность примерять и проживать разные идентичности, дал свободу не выбирать раз и навсегда свою гендерную идентичность или сексуальную ориентацию и не соответствовать представлениям об идеальных мужчинах и женщинах, а также возможность не совершать полный переход для трансгендерных людей. Квир-подход — о том, какими люди могут быть, а не какими должны быть.

Мир меняется, и серьезные социальные изменения и сломы в обществе могут происходить довольно быстро. Уже сейчас мы наблюдаем определенные тенденции и ситуации, которые могут изменить гендерные отношения уже в ближайшем будущем.
В современном изменяющемся мире важно помнить о необходимости практик договаривания.
Маркетинг
В последнее время маркетологи многих модных марок переживают по поводу того, что все больше женщин выбирают удобство и перестают быть «настоящими» женщинами: например, отказываются от использования декоративной косметикой, не носят неудобную одежду или неудобную обувь на шпильках. Какой выход из этой ситуации нашли маркетологи? Постепенно они начинают переключаться на мужчин и выпускать новую продукцию именно для них, например, новые косметические средства: началось все с бальзама для губ, потом подтянулся уходовый крем и со временем линейка «нормативных» средств для мужчин будет только расти.

Коммуникация
Сегодня люди могут выглядеть очень по-разному, и не всегда сразу можно определить, кто перед нами: мужчина или женщина. Как в такой ситуации обращаться к людям на улице, оставаясь вежливыми?

Когда мы говорим о том, как жить в новом изменяющемся мире, важно помнить о необходимости практик договаривания — в том числе необходимы новые формы вежливости. Так, например, всего 50 лет назад в Советском Союзе распространенным было обращение «товарищ», которое сегодня уже полностью выведено из ежедневного употребления. Необходимо — и вполне возможно — уже в самом ближайшем будущем выработать гендерно нейтральные формы вежливости, подходящие для обращения к любому субъекту.

Право выбора
Часто к гендерным специалистам обращаются журналисты с просьбой прокомментировать какую-то ситуацию и сказать, было ли это проявлением сексизма. Например, мужчина заплатил за женщину в кафе. В этой ситуации может быть очень много предположений: наверное, он не спросил ее о том, не против ли она, наверное, он ее угнетает, наверное, это обусловлено культурой и так далее. На самом деле, в ситуации с такими исходными данными неясно ничего. Главный вопрос — о чем они договорились до похода в кафе и договаривались ли в принципе о чем-то, это вопрос взаимоотношений между двумя людьми.

Западные феминистки еще десятилетие назад часто грешили обобщениями и совершали культурные экспансии: «мы знаем, что мужчины доминируют, женщины угнетаются, мы поедем в страны третьего мира освобождать угнетенных женщин, потому что знаем, как все должно быть». Но гендерные отношения — это не условный стул, который можно перевезти из одной страны в другую, и он по-прежнему останется стулом; это не здание, которое можно построить с применением похожих техник и материалов в любой стране. Контекст каждого конкретного случая, страны, человека уникален. Сейчас больше внимания уделяется уникальному опыту человека и степени осознанности его или ее выбора. Если мы говорим, например, о ношении хиджаба мусульманками или очень открытой одежде европейских женщин, важно не выносить общих суждений. Если женщина самостоятельно принимает решение носить определенную одежду, понимая все коннотации и культурные смыслы, которые она в себе несет, и чувствует себя комфортно, естественно, никто не может и не должен осуждать ее выбор. Другой вопрос в том, как понять, что это на самом деле личный выбор человека, а не давление общества и традиций, усвоенных в рамках определенной культуры.

Киберидентичность
В январе 2020 года голландская визажистка и бьюти-блогер NikkieTutorials совершила каминг-аут как трансгендерная женщина — в киберпространстве ей было гораздо проще сохранять свою конвенциональную женскую идентичность, чем если бы ей приходилось взаимодействовать со своей аудиторией офлайн. Эта история еще раз подтверждает то, как интернет позволяет нам конструировать любые идентичности и делать это в более безопасной среде, чем физическое публичное пространство. Очевидно, что чем больше времени мы проводим онлайн, тем сильнее станет эта тенденция.

Норма
Условная норма в обществе все еще существует: очень расхожи фразы и представления о том, что «все люди делятся на мужчин и женщин», «все женщины хотят детей», «все люди хотят быть в браке» и так далее. На самом деле, «всех» не существует, у каждого и каждой из нас свой уникальный опыт. Например, у мужчины никогда не будет опыта того, каково быть женщиной в патриархатном обществе. В то же время у него может быть опыт уязвимости или непринятия в рамках других групп — и это может послужить объединяющим фактором для абсолютно разных людей. И говоря о техниках договаривания, очень важно научиться делиться своим уникальным опытом и воспринимать опыт других людей как что-то, что может дать вам новую оптику и знания.

Отношения
Сегодня часто речь идет о том, что институт брака изжил себя. В 21-м веке почти все «плюшки» брака могут быть реализованы на аутсорсе — юридические вопросы могут быть урегулированы через партнерские соглашения (и не обязательно с людьми, с которыми мы состоим в интимных отношениях), бытовые вопросы могут решать приглашенные специалисты, даже для того, чтобы иметь детей, сегодня уже не обязательно иметь партнера или партнерку и так далее.
Например, сейчас набирает популярность бостонский брак: люди объединяются не потому, что состоят в родственных или сексуальных отношениях, а потому, что хорошо относятся друг к другу и комфортно чувствуют себя вместе, а романтику в случае необходимости они могут брать на аутсорсе.

Но вопрос «ненужности» брака неверно трактовать как ненужность и отказ от отношений. Возможно, в 21-м веке их становится меньше, но в то же время они становятся качественнее и осознаннее. Люди все чаще стремятся к здоровым отношениям, основанным на доверии и обеспечивающим безопасность.

Насколько все плохо или хорошо в Беларуси с институтом брака?
По статистике, в Беларуси на 100% браков приходится 50% разводов, но эти довольно пессимистичные цифры характерны не только для нескольких последних лет — количество разводов практически не изменилось с 80-х годов 20-го века. В то же время количество заключаемых браков уменьшилось, но, если рассматривать статистику глубже, выяснится, что это уменьшение произошло в том числе и за счет людей, которые вступают в брак до 19 лет. Во времена СССР ранних браков, заключаемых несовершеннолетними людьми, было в разы больше.

Также важно понимать, что в большинстве случаев в один и тот же год вступают в брак и разводятся не одни и те же люди — таких по статистике всего 3%. И основная масса разводов приходится на пары, которые прожили в браке 5-9 и 10-14 лет. Это значит, что разводятся не молодые незрелые люди, которые не знают, чего хотят, а вполне себе взрослые люди 30-35+.

Также сегодня распространено мнение, что молодые люди не хотят вступать в отношения и чаще живут одни. На самом деле, согласно данным переписи населения, большинство людей, живущих одни, — это женщины старше 60, для которых, возможно, это был не осознанный выбор, а стечение обстоятельств.

Почему мы говорим о гендере?
Часто в медиа и публичном пространстве возникает вопрос: «Сколько можно говорить о гендере, разнообразии и инклюзии?» Об этом можно и нужно говорить до тех пор, пока это не перестанет бросаться в глаза и быть поводом для обсуждения. До тех пор, пока ЛГБТК+ люди или женщины в качестве главных героев сериала не перестанут быть главной ценностью этого сериала; до тех пор, пока принадлежность к ЛГБТК+ не станет восприниматься, как, например, леворукость; и до тех пор, когда на вопросах гендерной идентичности или сексуальности отдельных индивидов больше не будет акцентироваться внимание.