НЕ ВЫШЛА В ВОСКРЕСЕНЬЕ — НАРИСУЙ И ВЫЛОЖИ КОМИКС

В ноябре состоялась Лаборатория по созданию комиксов — участницам предложили рассказать о переживаниях, связанных с текущими событиями в стране, через проговаривание, рисование и пересочинение своих историй. Художница Лена Немик и психолог Мила Ведрова рассказывают об итогах Лаборатории и о том, как визуально-нарративные практики могут помочь пережить стресс.
Лена Немик: В последние месяцы для многих беларусов большой ценностью стала гражданская позиция и различные способы ее выражения. Сегодня в Беларуси очень важно быть активным, и многие переживают из-за того, что занимаются какими-то одними формами активизма, но не занимаются другими, например, не выходят в город по воскресеньям. Но важно помнить, что нет единственно правильной формы активизма. На своем опыте я прочувствовала, что, просто рисуя на актуальные темы и выкладывая это в соцсети, мы уже совершаем гражданский акт. Даже если наша история или комикс касается очень личного, но связанного с происходящими в стране событиями переживания, это уже может как-то повлиять на людей в нашем окружении. Я даже придумала себе правило: «Не вышла в воскресенье — нарисуй и выложи комикс». Мне кажется, что, создавая творческий контент и показывая его, мы тоже проявляем свою позицию, поддерживаем других членов сообществ, частью которых являемся. Это не сугубо личный процесс, это про взаимосвязь всех нас и того, что происходит.
Не существует каких-то правильных или неправильных, эффектных или, наоборот, нелепых и незначительных форм активизма и выражения своей позиции.
Мила Ведрова: События последних нескольких месяцев в Беларуси очень травматичны. И, конечно, разные люди по-разному справляются с ужасом от происходящего. Например, не все могут ходить на протесты — есть люди, для которых это слишком сильный стресс, и им нужно искать другие способы проживать сложные эмоции. И в ситуации, когда человеку кажется, что все попытки выразить свою позицию бесплодны, арт-активизм может быть одной из форм преодоления выученной беспомощности. Даже если у человека складывается ощущение, что у него совсем нет сил, скорее всего, где-то внутри все же есть агрессия, необходимость и желание проявиться, просто он или она пока не нашли адекватные способы выражения себя и своих эмоций. Арт-активизм и визуально-нарративные практики как раз и могут стать таким способом. Когда мы делаем видимым свой опыт, пересочиняем свои истории так, чтобы наш опыт стал поддерживающим не только для нас самих, но и для окружающих, — на самом деле это очень мощный инструмент выражения несогласия. Кажется, что выложить у себя на странице комикс — маленький шаг, но это значимо, потому что вызывает эмоции у других людей, например, позволяет с юмором посмотреть на какую-то ситуацию.








Подружки, Минск, 2020


От Лаборатории я в первую очередь ждала безопасного и поддерживающего пространства, и эти ожидания точно оправдались. Чувствовалось, что организатор_ки продумали, как создать именно такую среду, где можно делиться и узнавать бережно и свободно.

Думаю, было важным послушать, как другие люди переживают обстоятельства, которые пытаешься пережить ты сама. И еще, конечно, было полезно получить мотивацию и новые инструменты для работы над комиксом, услышать отзывы (опять же очень чуткие и поддерживающие) участн_иц еще на начальном этапе работы. Это все помогло не ругать себя за способы переживания и проживания опытов и меньше сомневаться в их выражении через арт-практики.

Вика
Мила: С началом пандемии появилось ощущение разъединенности, изолированности за счет объективных условий: необходимости носить маски, социального дистанцирования, и в целом изменения привычного образа жизни. А в августе появилось ощущение солидарности, сопричастности, общности. Это и дало много сил для креативных, ироничных, юморных попыток обходиться с тем, что происходит.

Появилось очень много визуального креатива: плакаты, стикерпаки, надписи на разных городских объектах — все это тоже арт-активизм. Люди стали находить разные формы, чтобы отреагировать на происходящее, и прекрасно, что это получило такое проявление, потому что до этого в Минске было очень стерильно.

Лена: Весной, когда началась пандемия, казалось, что все замерло, — у меня это вызывало аналогию со смертью. В тот период арт-процессы происходили не очень активно. В августе появился по-другому заряженный стресс, в котором было много страха, злости и одновременно любви и солидарности, и у людей возникла потребность творчески выражаться. Если в целом посмотреть на 2020-й, то он весь был полон стресса, но первая половина года прошла в замирании, а вторая вызвала много эмоций и дала энергию. Беларусы осознали, что их опыт понятен другим людям, остальным беларусам. Когда появился реальный стрессор, все быстро и успешно самоорганизовались и нашли много способов для выражения своей позиции, в том числе и с помощью арт-практик.










Ожиданий от участия в Лаборатории не было, но если бы были, то полностью совпали с самыми положительными, какие только могут быть!
Была создана очень комфортная атмосфера и замечательная организация, даже в такой сложный день как воскресенье.

Истории участниц прекрасные, каждая по-своему, я очень рада, что познакомились с ними :) Важное в них то, что каждый переживает сложившуюся ситуацию по-разному, и это нормально: кто-то в виде выхода на протест, а кто-то созданием протестного комикса.
Я очень рада, что у меня есть опыт участия в такой Лаборатории, потому что я смогла и создать свой первый комикс, и познакомиться с людьми, с которыми ждут ещё проекты :)

Нюта
Когда человек демонстрирует свою историю другим, их эмпатия может помочь по-другому взглянуть на историю и с большим сочувствием относиться к себе и своему опыту.
Лена: Важным терапевтическим инструментом в сложных ситуациях может стать сторителлинг. Рассказывание историй вшито в нас генетически. Это очень важный инструмент нашего выживания и благополучия. До появления письменности рассказывание историй было нашим способом выживать: человек приходил с охоты, садился у костра и рассказывал, что с ним произошло. Поэтому мы и любим сериалы, в которых есть конфликт, книги, герои которых вызывают у нас какие-то чувства. И сегодня сторителлинг можно использовать не только в коммерческой и развлекательной сфере, но и для проживания собственных процессов и социальной активности.

Сторителлинг — это, в том числе, и инструмент активизма, который может проявляться визуально. И самая классическая форма визуального сторителлинга — это комиксы. В них есть сюжет, последовательность, определенные законы и графические правила. Это позволяет всего в нескольких картинках рассказать целую историю. И когда человек демонстрирует свою историю другим, их эмпатия может помочь по-другому взглянуть на историю и с большим сочувствием относиться к себе и своему опыту — все это мы прочувствовали во время Лаборатории.

Мила: У каждого из нас есть нарратив, в который вплетены наши представления о себе, мире, о нашем взаимодействии с другими людьми и миром вокруг. Все это формируется под влиянием того, какие отклики мы получаем на себя или как мы их считываем в процессе нашего роста и развития. И иногда наши представления о себе могут не совсем соответствовать действительности. В работе со сторителлингом нужно фокусироваться на тех элементах личной истории, которые приносят боль и страдание — то есть на том, как описание человеком самого себя или своего опыта приносит ему страдания, ощущение одиночества, изолированности, разобщенности. Нарративный подход позволяет работать с этим, пересочиняя историю, снижая влияние «проблемы» на жизнь человека.
Важно помнить, что проблема заключается не в человеке, а в самой проблеме. В нарративной терапии существует такой инструмент как экстернализация проблемы, когда мы формулируем проблему и даем ей имя. Это чем-то похоже на шаманские практики: чтобы изгнать демона, нужно сначала понять, что это за демон. И потом есть несколько способов, чтобы работать с этой проблемой через разные метафоры совладания. Человек может попытаться отделить проблему от своей идентичности и понять, как с ней справиться; найти союзников, которые могут помочь ему решить проблему, определить, какие союзники есть у проблемы, в какие моменты жизни проблема проявляется наиболее ярко, в какие - ослабевает. Нарративный подход классно использовать в работе с сообществами, потому что он позволяет увидеть, какие связи существуют между людьми, как они могут быть поддерживающими и как опыт каждого отдельного человека перекликается с опытом других. И мне кажется, что последние четыре месяца в Беларуси все на самом деле чувствуют и понимают опыт других.
Пересочинение историй — это попытка выйти из ситуации и посмотреть на происходящее с позиции стороннего наблюдателя, найти другие точки фокуса или понимания ситуации, рассказать историю немного под другим углом, чтобы почувствовать себя более ресурсным, поддержанным. Это позволяет найти когнитивные искажения, когда мы либо что-то очень обобщаем, либо формулируем слишком категорично и рассматриваем как черное-белое.

Лена
: Например, во время Лаборатории я работала с темой неспособности реагировать на плохие новости, с абсолютным эмоциональным онемением. Изначально я относилась к этому скорее негативно, а в процессе работы с историей я увидела эту свою способность как защищающую меня и испытала благодарность за то, что моя психика иногда выключается и не реагирует на новости, потому что это нормальная защитная реакция. То есть у меня получилось с благодарностью отнестись к тому, что это со мной происходит, и я поняла, что не нужно себя ругать за это.