ОНЛАЙН-ПОВСЕДНЕВНОСТЬ
Ольга Шпарага, философка

Про время в виртуальности

Виртуальность радикально меняет течение времени. В интернете время не течет линейно — возникает «вечное настоящее», где одновременно есть все времена и, к примеру, все стили жизни. Люди сейчас примеряют на себя разные стили, которые существовали в то время, когда доминировали аналоговые вещи. Мы как будто из нашего «реального» мира пробиваемся в более реальный — к этим аналоговым вещам. И эта тоска по стилям 1970-х или, например, 1920-х чувствуется сейчас в реальной жизни.

Течение времени, когда все существует одновременно, вносит путаницу и перегружает нас. В избытке информации каждой и каждому нужно строить свою траекторию идентификации, понимать, в каком времени он или она находится и куда движется, потому что сценариев очень много и все они одновременно присутствуют на экранах многочисленных гаджетов. Возможности конструировать свои идентичности онлайн зависят от возраста, образования, достатка. И это также сопряжено с мобильностью: чем больше у вас мобильности, обусловленной достатком или статусом, тем больше жизненный ритм отвечает тому, что предлагает виртуальная реальность. Люди, которые сегодня больше перемещаются по миру, живут в одном ритме с этой новой эпохой.

Одновременно большинство повседневных практик переносится в виртуальное пространство. Например, в интернете мы продолжаем конструировать себя как телесных субъектов, поэтому обсуждаем онлайн блюда, спорт, любимые фильмы, через которые создаем свои идентичности. Только теперь мы вынуждены — даже не можем, а вынуждены — отстраивать свое виртуальное пространство. Например, в фейсбуке свое пространство нужно отстроить так, чтобы не спорить со всеми подряд и чувствовать себя комфортно в круге своих собеседниц и собеседников.

Про такие теоретические моменты можно почитать в работах Бориса Гройса «Политика инсталляции» и «Товарищи времени». И в книге самой Ольги Шпараги «Сообщество-после-Холокоста: на пути к обществу инклюзии» в разделе 4.4 «От гомогенизаци "Эпохи Гуттенберга" к сетевому архипелагу».

Про организацию времени

Когда в этой ситуации мы, ECLAB, перешли в онлайн-формат, стало понятно, что нужно по-другому структурировать время. В офлайне мы больше перемещаемся физически и просто движемся. Получается, что в офлайне у нас больше возможностей для передышки. Первые две недели я испытывала большой стресс, потому что не могла понять, что время течет по-другому, что все сжалось, нужно делать больше пауз, перерывов. Сначала было непонятно, что их вообще нужно делать! На это ушло две недели — и сейчас я перестроилась, поняла, что надо организовать время по-другому.

Когда мы идем на встречу в кафе, пьем кофе с друзьями — это переключение внимания. Сейчас люди, чтобы изменить свой ритм, организуют онлайн-встречи за бокалом вина или кофе. Одно дело, когда мы ведем интервью, другое дело — сидеть и показывать своего кота, обсуждать, что готовишь.

И об этом важно помнить, потому что переключения внимания не хватает, движения нет, разных видов работы тоже — кажется, что онлайн-работа одна и та же, хотя содержательно она может быть разной. Мы подчинены экрану, он организует наше время и пространство. Даже когда мы вроде бы отдыхаем и смотрим кино, мы все равно находимся в том же пространстве, подчиненном экранному времени.

Про доступность

С одним моим знакомым мы пришли к выводу, что в этой ситуации отменили будущее — и мы сконцентрировались на настоящем. С одной стороны, это плохо: не можешь планировать, не знаешь, что будет дальше — ужас. А с другой стороны, это, наконец, помогло сконцентрироваться на настоящем. Вернулась забытая формула «если не сегодня, то никогда» — прочесть книгу, которую давно откладывали, посмотреть фильм, дописать текст. Но важно помнить, что у людей разные виды занятости и труда. У меня эти новые возможности появились. Но я думаю, что это касается только тех, чья работа была связана с интернетом и до пандемии.

Я всегда очень страдала от отсутствия доступа к иностранным журналам. И вот многие площадки и ресурсы открыли свои архивы, но у кого есть возможности ими пользоваться? Появилось ли дополнительное время у женщин, которые воспитывают маленьких детей? Они работают из дома, и, если не отправляют детей в садики и школы, испытывают двойную нагрузку. То есть формально новые возможности появились, но, если присмотреться, люди, у которых эти возможности были ограничены в офлайне, не могут воспользоваться ими и онлайн. Если у вас был досуг, высока вероятность, что он сохранится и онлайн, если его не было — вряд ли он появится в этой ситуации. Например, у меня не стало больше времени, и я пока не добралась до тех журналов, которые хотела читать.

Про публичные пространства и общение

Я не думала, что общение играет такую большую роль в моей жизни. Я нормировала общение с людьми, часто уставала от него, а теперь понимаю, что получала от этого радость. Я недооценивала роль общения, которое строится не только на обмене информацией, но и на обмене жестами, улыбками — когда мы делимся опытом самыми разными способами и узнаем друг друга по тому, как мы оговариваемся, например.

Многочисленные экраны приучают к тому, что мы ведем более деловую коммуникацию. А вот неформальное общение, когда ты находишься в кафе или в учебном пространстве, — это совсем другая ситуация. И в сфере неформального образования важно организовать пространство так, чтобы оно не было исключительно деловым, чтобы люди могли и расслабляться. И это только отчасти можно организовать на карантине дома.

Важность публичных офлайн-пространств в том, что в них есть элемент неожиданности — мы не знаем, кто придет на встречу. В этом и заключается идея публичности — это пространство, открытое для всех. Тем не менее оно не может обойтись без правил — говорить по очереди и по сути дела, например.

Публичное онлайн-пространство, в которое может прийти любой, если участие не требует регистрации, является еще более открытым и одновременно таит в себе больше опасностей, потому что в нем можно сохранить большую анонимность и, следовательно, действовать смелее, чем когда тебя видят вживую. Поэтому публичный онлайн нуждается не в меньших правилах для его участников и участниц, чем публичный офлайн. И, может быть, даже в больших — например, если в онлайн-пространстве собирается большое количество людей, одному модератору не справиться. Выходит, большая инклюзия требует больших правил для уважительного сосуществования разных людей.

Мне нравится получать отклик, видеть, как протекает коммуникация. На лекциях и мероприятиях самое важно — иметь этот контакт, создавать условия для него. Мне кажется, что технологии пока недостаточно совершенны, чтобы создать такой физический контакт, который есть в публичном офлайн-пространстве. Мне очень хочется, чтобы после окончания карантина арт-пространства продолжили работать, поэтому я по мере возможностей поддерживала их через #АртПроездной. Хочется увидеть как можно больше разных людей на мероприятиях, хочется встречаться с друзьями, коллегами, студентками и студентами.